Индийский Толкиен
"Масштаб", "креативность" и "современное искусство" - именно эти слова приходят на ум гостям Сада камней. Сегодня узкий проход ведет туристов за настоящие крепостные стены, где начинается сказка, которую художник-самоучка Нек Чанд тайно строил почти 20 лет. А 60 лет назад, как рассказывает нам камень при входе, в 1958 году он только начал собирать камни.



Сейчас построенный одиноким мечтателем Сад камней в Чандигархе - вторая по посещаемости достопримечательность Индии, ежедневно сюда приходит 5000 человек. Интересно, что первую по популярности достопримечательность - Тадж Махал - любимое детище императора Шах Джахана, куда ежедневно приходят десятки тысяч туристов, персидские мастера возводили также около 20 лет.

Соперник Ле Корбюзье

Когда в 1947 году распалась Британская Индия, раскололся надвое и штат Пенджаб. Его древняя столица - великолепный и сказочный Лахор - осталась на территории Пакистана. Властям индийского Пенджаба пришлось задуматься о новой столице.



Было решено строить новый город, который по словам первого премьер-министра независимой Индии Джавахарлала Неру, должен был ознаменовать "свободу от отсталых традиций прошлого" и стать "символом национальной веры в будущее".

Первыми, к кому обратились с просьбой создать проект новой столицы, стали американская фирма Альберта Майера и архитектор Матей Новицкий, которые и разработали первоначальный генеральный план. Однако уже в 1950 году проект передали модному тогда французскому архитектору швейцарского происхождения Ле Корбюзье.

В Москве, как вы помните, по его проекту возвели здание Центросоюза. В Пенджабе по разработкам и чертежам знаменитого архитектора в 1952—1956 годах построили современную столицу. Город Чандигарх (в переводе "Форт индийской богини Чанди"), возникший в предгорьях Гималаев практически "с нуля", стал самым масштабным проектом Ле Корбюзье. Свой город будущего легендарный архитектор построил в "интернациональных" стилях модернизм, брутализм и пуризм. Но не на "брутальный бетон", которым Ле Корбюзье отделывал здания города будущего, приезжают смотреть туристы. Их интересует возникший в ходе строительства столицы другой город - игрушечный городок энтузиаста Нека Чанды, построенный из строительного мусора.

Архитектор - самоучка

Нек Чанд родился в крестьянской семье, в пенджабском районе Шакаргарх, который после разделения страны остался на территории Пакистана. Как все пенджабские дети, и как другой более знакомый нам мечтатель и создатель собственных миров Джон Рональд Руэл Толкиен, Нек Чанд много времени проводил на природе - гулял и играл на улицах и в лесу, слушал материнские рассказы о славных царях, богах и героях, и, конечно, фантазировал и придумывал свои волшебные города и царства.



И тому, и другому мечтателю все это помогло затем сотворить собственный чудесный мир. Правда, в дальнейшем Толкиену помогали в его творчестве лингвистический талант, книги и университет. А на помощь Чанду пришли его детские крепости из камней, их жители - украшенные стеклышками человечки из глины, а также настоящие снесенные деревни и строительство города будущего.

Семья уже взрослого Нека Чанда переехала в индийскую часть Пенджаба и поселилась недалеко от места, где великий Ле Корбюзье начал строить свой Чандигарх.

С миру по нитке, а Чанду волшебная страна

Чанд работал дорожным инспектором, но, как и в детстве, мечтал о своей воображаемой стране. Он видел горы мусора на месте снесенных деревень, смотрел как "с нуля" на их месте появляется новый город. Он не устоял перед искушением и решил также "с нуля" построить свою мечту. Нек Чанд снова стал играть в лесу. Он собирал камни в холмах Шивалик, в руслах рек Сукхна Чо, Патиала Рао и Гхаггар. Все свое свободное время он искал интересный мусор на стройках города будущего: осколки керамики, кафель, фаянс, ракушки и жженый кирпич, арматуру, электрические провода и розетки, крышки от бутылок и велосипедные ручки, разбитую сантехнику, мешки из-под бетона, бутылки, стаканы, сломанную плитку и керамические горшки, расколотые стеклянные браслеты и сломанные трубы, тряпки и потерянные заколки... Архитектор-самоучка даже забирал из парикмахерских человеческие волосы...



Как в детстве Нек Чанд играл и строил свои крепости. На окраине Чандигарха постепенно возникал волшебный мир с замками, мостами и водопадами, с целыми армиями кукол и животных, с огромными стаями птиц, танцорами и музыкантами. Каждая скульптурная группа - а часто небольшая армия - рассказывает гостям о какой-то проблеме, противостоянии, страхе или надежде. Издали все эти замки и реки, мосты и водопады, спускающиеся к реке обезьяны и воины с сияющими глазами, кажутся настоящими. Просто захватывает дух.

Никто не видел его работы. Нек Чанд сооружал свою сказку в лесном буфере между городом и рукотворным Озером Сукхна, где по правилам, конечно, ничего не должно было быть построено. Тем не менее, сейчас Сад камней в Чандигархе - самый крупный в Индии экологический проект, соответствующий современной концепции устойчивого развития *. Тогда Нек Чанд не думал о том, что будет дальше, он приезжал на велосипеде в лес и строил свой мир, свое воображаемое божественное королевство, воплощал свои детские мечты. Он создавал параллельный мир из строительного мусора тех самых рассказов его мамы о чудесных городах, их властных правителях и прекрасных царицах. Страна строилась и становилась все прекраснее. Наверное Д.Р.Р. Толкиен понял бы и оценил его творение.

Здесь будет город-сад

Пока Нек Чанд строил свою уже взрослую сказку, он, как оказалось, первым в Индии применил технологии реутилизации и построил первые в стране искусственные водопады.

Когда художнику пришлось все же показать людям свою волшебную страну, это уже был огромный город-сад с целой системой переходящих из одного в другой внутренних двориков со своей особой игрой теней и сотнями "жителей".



Каждая из тысяч скульптур Нека Чанда отлита из бетона в самодельных формах из арматуры и велосипедных рам. Волшебные существа украшены бутылочными пробками, осколками стекла и черепками разбитой посуды. Бетонные куклы собрались в аккуратные группы и напоминают устрашающие застывшие армии.

Первая часть города-сада задумана как некая "Ода природе". Здесь внутренние дворики соединены довольно узкими и низкими аркадами и галереями. В некоторых местах гостям даже приходится наклонять голову - показывать свое смирение перед местным божествами. А пройдя сквозь арки, посетители оказываются в параллельной реальности в гостях у более 2000 бетонных фигурок деревенских женщин, заклинателей змей, музыкантов, танцоров, воинов, тигров и обезьян. Волшебная страна украшена реками, каскадами и водопадами, один из которых - 20 метров в высоту. Водопады работают весь год, даже во время засухи, благодаря сбору и рециркуляции дождевой воды.

Во второй части Сада бетонные люди и звери олицетворяют богов и богинь этого фантазийного мира. Они схематичны, условны и похожи на произведения современного искусства, но в то же время это существа из детства художника-самоучки, из пенджабских деревенских мифов.



Третья часть волшебного пространства - амфитеатр, "праздник" - более поздняя, созданная уже с поддержкой города и фонда Нека Чанда. Там есть музей кукол в этнических костюмах, - куклы "разыгрывают" сценки из деревенской жизни, есть королевство кривых зеркал, огромные качели, на которых с радостью качаются настоящие, а не бетонные деревенские женщины, есть там и целая галерея аквариумов. Эту часть волшебной страны все еще продолжают строить.

Стало явным

Тайна художника-самоучки не могла бесконечно оставаться тайной. В 1975 году здесь решили построить новую дорогу, для которой пришлось вырубать джунгли, и над незаконно построенной волшебной страной нависла угроза разрушения.

Опасаясь потерять свой нереальный мир, Нек Чанд все же показал свой "сад камней" ученику Ле Корбюзье, главному архитектору Чандигарха М.Н. Шарме.



Шарма был так поражен и восхищен этим зрелищем, что не смог разрушить фантазийный город. Власти, поразмыслив, не только оставили "сад камней", но попросили господина Чанда продолжить строительство, и даже назначили его инженером-смотрителем, дали ему зарплату и выделили 50 рабочих, чтобы он мог строить дальше свой волшебный город. Рядом с необычным парком открыли места сбора тряпок и мусора. И в 1976 году новую достопримечательность открыли для публики.

Город-сад продолжал расти и быстро приобрел мировую известность. Возможно, своей оригинальностью и смелостью он даже превзошел само творение легендарного Ле Корбюзье город будущего Чандигарх.

Правительство Индии наградило Нека Чанда одной из самых престижный наград - орденом Падма Шри - за вклад в искусство. Работы художника-самоучки теперь находятся в музеях многих городов, в том числе в Детском Музее в Вашингтоне, в музеях Чандигарха и Дели, Нью-Йорка, Шебойгана (штат Висконсин), Белграда и Лозанны. Это очень оптимистичное место. Здесь мы все, и даже старичок Тыковка из сказки Джанни Родари, может увидеть, что свой город, свой мир построить возможно, а из мусора можно сотворить не только бумагу, ручку или сумку, но даже целую страну. Даже в одиночку.

Ольга Никушкина, Нью Дели-Чандигарх-Москва

* "Устойчивое развитие — это развитие при котором удовлетворение потребностей нынешних поколений осуществляется без ущерба для возможностей будущих поколений удовлетворять свои собственные потребности. Эта базовая формулировка впервые появилась в 1987 году в докладе "Наше общее будущее". Его подготовила Комиссия ООН по окружающей среде и развитию, которую часто также называли Комиссией Брунтланн по имени ее руководителя — Гру Харлем Брунтланн, политического и общественного деятеля из Норвегии".

досуг, искусство