Проблемный мишка
Истории и диснеевские фильмы о Винни-Пухе имеют мировой успех и являются любимым воспоминанием из детства для миллионов людей. Однако автору этих историй и его сыну Винни-Пух причинял только горе, публикует InoPressa.ru расследование журналистки Der Spiegel Ясмин Лэрхнер.



Настоящий Кристофер Робин хотел максимально вытеснить Винни-Пуха из своей жизни, постоянно бежал от него и потратил почти всю свою жизнь на примирение. Мишка превратился для него в кошмар. Персонаж детской книги вбил клин между Кристофером Робином Милном и его отцом, создателем Винни-Пуха, Аланом Александром Милном. Даже для автора мишка стал нелюбимой обузой, повествует журналистка.

После Первой мировой войны легкие, беззаботные стихи зацепили читателей: люди хотели банального развлечения, и безобидные детские стишки утоляли эту тоску, отмечает Лэрхнер.

Вдохновил Милна плюшевый мишка его сына. Игрушку купили после посещения Лондонского зоопарка, где отец с сыном с восхищением наблюдали за черной медведицей по кличке Винни. Имя настоящей медведицы и плюшевая игрушка в руках сына послужили писателю прототипом Винни-Пуха. А мальчика, главного героя книги, он не раздумывая назвал именем своего четырехлетнего сына Кристофера Робина. Удивительный успех первой книги о Винни-Пухе привлек внимание и к сыну Милна, пишет журналистка: общественность хотела видеть настоящего Кристофера Робина. Мальчик получал огромное количество писем от поклонников и лично отвечал на них с помощью своей няни. В семь лет он озвучил запись книги, давал интервью и был запечатлен на бесчисленных фотографиях вместе со своим отцом.



Сначала ранняя слава воодушевляла юного Кристофера Робина и пугала его отца. Уже спустя четыре года после первого тома вышла последняя часть серии книг о Винни-Пухе под названием "Дом на Пуховой опушке". Милн покончил с Винни-Пухом, внимание к его сыну наводило на него ужас. "Я не хочу, чтобы Кристофер Робин Милн когда-либо пожелал, чтобы его звали Чарльз Роберт", - передает издание слова писателя.

Однако раскаяние пришло слишком поздно, отмечает Лэрхнер. Товарищи по школе высмеивали робкого мальчика и переделывали текст произведений в издевательские стишки. В качестве излюбленной пытки они проигрывали пластинку с озвученной Кристофером Робином книгой. Когда он получил ее обратно, он бросил ее на пол и растоптал.

Скоро вдребезги были разбиты и отношения с отцом, продолжает Лэрхнер. После школы и колледжа Кристофер Робин не нашел пути в своей жизни и винил в этом родителей. "Мне практически казалось, что мой отец пришел к своей славе, встав на мои детские плечи", - писал он позднее в своей автобиографии. "Мое имя было известно всему миру, но для меня было невыносимо, что везде меня называют только сыном моего отца", - рассказал Кристофер Робин в одном из интервью.

С собственными демонами боролся и его отец, А.А. Милн. После огромного успеха детских книг он хотел обратиться к новым жанрам, однако читатели больше не воспринимали его как автора романов и драматурга.

Почти в 60 лет Кристофер Робин наконец-то смог примириться с Винни-Пухом и без злобы взглянуть на творение своего отца. После долгих колебаний он все-таки принял часть денег от продажи книг, чтобы создать фонд для своей тяжелобольной дочери Клэр, страдавшей от церебрального паралича и нуждавшейся в дорогостоящем лечении.


книги