Франция. Йер. Мода. Таланты...
Каждую весну в конце апреля, когда всё Лазурное побережье Франции утопает в ароматах цветущего жасмина и роз, в небольшом курортном городке Йер проходит Интернациональный Фестиваль Моды, Фотографии и Модных Аксессуаров (Festival International de Mode, de Photographieet d’Accessoires de mode à Hyères). Вилла Ноай (Villa Noailles), где собираются гости, финалисты и члены жюри, расположена на высоком мысе над морем, по соседству с живописными руинами средневекового замка. Жемчужина архитектурного стиля модерн, вилла в первой половине XX века служила местом каникулярных встреч всего артистического авангарда эпохи свингующих двадцатых.

Возобновить в некотором роде традицию арт-встреч взялся директор виллы Jean-Pierre Blanc, гений места, чьё детство прошло по соседству. Виллу посетила Татьяна Столярова .



В 1985 Jean-Pierre Blanc основал "Европейский салон молодых стилистов" (Salon européen desjeunes stylistes), позже переименованный в фестиваль моды, фотографии и аксессуаров. Знаковым годом для виллы стал 2015, когда праздновать тридцатилетие фестиваля приехал сам Карл Лагерфельд со свитой. Бессменный креативный директор модного дома Chanel с присущим ему талантом превращать всё, к чему он прикоснется, в бестселлер, выступил арт-директором фестиваля, а в членах престижнейшего жюри числилась сама принцесса Монако Каролина. К слову, Chanel всячески поддерживает детище Jean-Pierre Blanc: ремесленные дома, входящие в состав группы, такие как la Maison Lesage, la Maison Goosens, берут под своё крыло победителей конкурса, предлагая создать совместную коллекцию.



Прошедший в апреле 33-ий фестиваль возглавил парижанин c колумбийскими корнями Haider Ackermann. Известный своими футуристскими творениями с точеным сложносочиненным кроем, неоромантик Ackermann хорошо знаком и с виллой, и с конкурсом: его родители жили в пяти километрах от Йер, а в 2008 году дизайнер входил в члены жюри. Помимо президента оценивать работы финалистов в этом году приехали актриса Tilda Swinson, певица, дочь Jane Birkin, Lou Doillon, парфюмер Ben Gorham, дизайнер украшений Delfina DelettrezFendi, писатель и историк Farid Chenoune, победительница прошлого года Vanessa Schinder.

Первое, что замечаешь, приехав на фестиваль, это качественный состав публики, радикально отличающийся от модников на парижских неделях. Здесь все пропитано новаторскими идеями, энтузиазмом финалистов с горящими глазами, полными надежд и веры в успех, и интеллектуальной начинкой, лишенной снобизма. Здесь не встретишь сумки-бестселлеры и узнаваемые ювелирные украшения "тяжелого люкса", без которых не обходятся гости парижских дефиле. Здесь всё сделано вручную, в крошечных ателье "на коленках", а коллекции, представленные на конкурс финалистами, по большой части - их выпускные работы. При этом, приятно удивляет качество этих самых "полукустарных", казалось бы, работ. Оно – высочайшее! Как с точки зрения оригинальности презентуемого проекта, так и в отношении его исполнения. Рассматривая работы десяти финалистов- дизайнеров, беседуя с ними, я поймала себя на мысли, что перед жюри стоит очень непростая задача – выбрать лучшего из лучших. Ведь каждый из ребят невероятно талантлив, а каждая коллекция – уникальна, самобытна и ничем не похожа на остальные.



Одним словом, фестиваль в Йер – это, на мой взгляд, обязательный пункт в программе всех, кто относит себя к миру интеллектуальной, молодой, новой моды и ищет источники вдохновения.



Rushemy Botter принял мое предложение дружить на facebook через пару часов после того, как я отправила запрос. На удивление пока ещё "доступный" дизайнер из Голландии с карибскими корнями, творящий в тандеме с Lisi Herrebrough, выпускник знаменитой Королевской академии изящных искусств в Антверпене, стал в этом году победителем фестиваля.



За несколько месяцев до этого, Rushemy вышел в финалисты престижного конкурса LVMH. В интервью молодой человек говорит, что в детстве и не мечтал о карьере модного дизайнера, ведь в той среде, где он родился и рос, модой было заниматься мягко говоря не круто, если не сказать постыдно. Заходя в бутики с одеждой, он тайком от друзей-подростков листал глянцевые журналы.

Теперь же молодежная субкультура городских окраин конца 80-ых катализировалась в тренд, находящийся на пике популярности у главного поколения второго десятилетия XXI века, миллениалов.



Коллекция Rushemy и Lisi под названием “Fishor Fight” очаровали жюри фестиваля сочетанием самобытности и актуальности: яркими островными краски, вдохновленными родными Карибами, модным деструктивизмом и экологическим подходом, без которого, пожалуй, не мыслим дизайнер будущего. Рыболовные сети, используемые в качестве элементов образа, призваны привлечь внимание общественности к ущербу, наносимому окружающей среде и местным рыбакам, индустриальном рыболовством.



Но мне, признаться, куда ближе творчество Linda Kokkonen из Финляндии. В своей дипломной коллекции девушка-выпускница хельсинского технологического университета Aalto представила образы, вдохновленные загадочным миром магии. Гардероб современной ведьмы с замашками байкера, в котором преобладают закрытые платья в пол из тончайшего, будто бы сотканного из паутинки, шелка.А ещё мотоциклетные куртки из переработанной кожи, собственноручно собранной дизайнеромпо, что называется, лоскуткам. Определенно, sustainable fashion– главная тенденция будущего поколения модников!



Молодому дизайнеру из Канады, выпускнице, как из Haider Ackermann, Академии изящных искусств Антверпена Marie-Eve Lecavalier досталась премия Chloé. Ее творческий мир настолько фантастичен, что у журналистов невольно возникает вопрос об употреблении девушкой галлюциногенных субстанций. Marie-Eve улыбается и утверждает, что никогда не пробовала наркотики, а создаваемые ею образы, на гране снов и реальности – чистый плод ее фантазии. Как и большинство финалистов фестиваля, Lecava lier небезучастна к вопросам окружающей среды. Основные материалы, с которыми работает девушка – переработанные б/у деним и кожа.



Мир импрессионистов – полный красок и форм – вдохновляет финалистку из Бельгии Sarah Bruylant. Её огромные шляпы и платья с кринолином, выкрашенные вручную - словно ожившие картины - полны жизни и женственности.



Наша соотечественница из Санкт-Петербурга, ещё одна выпускница Aalto (к слову: посетив финский университет, Haider Ackermann так вдохновился работами тамошних студентов, что готов был всех десять финалистов выбрать исключительно из Aalto) Антонина Седакова вышла в финал с мужской коллекцией, навеянной творчеством певца эпохи конца 80-х-начала 90-х Виктора Цоя. Главного героя и, как сейчас модно говорить, "иконы стиля" для целого поколения подростков "с окраин" городов разлагающегося СССР. И снова вариации на тему неизбежного нынче street-style, но на этот раз в более высоком, "интеллектуальном" регистре. Антонина взахлеб рассказывает про свое творчество; она полна энтузиазма, энергии и таланта. Глядя на её работы и слушая её, я верю, что наши начинающие дизайнеры обязательно найдут себя, несмотря на трудности.


мода