Есть ли в моде место "нормальным"?


Взглянув на британскую модель Чарли Говард, сложно поверить, что она относится к категории "плюс-сайз". Но ее размер одежды чуть больше "типично модельного" - по российским меркам это 44-46. Говард рассказала BBC, как ей удалось добиться успеха, не попадая ни в одну принятую индустрией категорию.

"Вы вряд ли захотите увидеть в Vogue свою подругу Джанет, вы хотите видеть людей, которым хочется подражать. Думаю, всем нам нужны люди, чья жизнь кажется нам более привлекательной, чем собственная", - говорит Чарли.

Хоть 26-летняя Говард и считает, что модели не должны выглядеть совсем уж обычно (прости, Джанет), она утверждает, что идеал "не должен ассоциироваться только с одним конкретным телосложением".

"Я смотрю на моделей вроде Эшли Грэм, которые носят 16 размер [российский 50 - прим. Би-би-си], и хочу быть Эшли Грэм, потому что она дико крутая", - объясняет Чарли.



"Не думаю, что женщин притягивают те или иные конкретные формы тела - мне кажется, они больше ориентируются на самих женщин, которых видят в журналах, и их взгляды", - рассуждает она.

В феврале вышла ее книга Misfit ("Белая ворона") - мемуары, где она открыто рассказывает о нарушениях пищевого поведения и психических проблемах, к которым ее привели попытки соответствовать классическим модельным параметрам.

Сейчас Чарли находится в здоровом весе, но раньше она страдала от анорексии и булимии.

I remember a guy I was once seeing saying “all men like girls to have a thigh gap, and anyone who doesn’t is lying”. Er, WHAT? “All” men liked women to have a gap between their legs?! Bit of a generalisation there... ???? But I was trying to get over my eating issues, and so to hear that made me feel (unsurprisingly) pretty worthless and insecure again. I began to feel frightened of eating or getting better, in fear of not being good enough for a man; worried about being judged if I was ever getting unchanged in front of one. Deep down, and no matter how much I tried to maintain it, I knew that having a thigh gap wasn’t my true body type, nor was it something I could maintain forever and ever. ✖️ Luckily, though, I am smart enough to know that NO boyfriend or man can tell you how your body should look - that their views on your body hold no significance to your worth or beauty, and say more about their insecurities than it should yours. Get yourself a man (or woman!) who likes your rolls, cellulite and stretch marks as they are. You don’t need that kind of negativity in your life! (I mean, what a nobend) @heatherhazzan

Публикация от Charli Howard (@charlihoward)



Говард рассказывает, что пыталась вписаться в стандарты красоты еще в школьные годы, что привело ее к повышенной тревожности и нездоровому пристрастию к модельному бизнесу в попытке сбежать от окружающей действительности.

"Я не знала, чего хотела в плане карьеры, но потом меня начали преследовать агенты со словами "ты должна попробовать модельный бизнес", - рассказывает она. - Для меня - девушки, которая жила посреди Уэльса в школе-пансионе и чувствовала себя абсолютно одинокой, - это было привлекательно".

"В общем, эта книга о человеке изначально не вполне адекватном и о том, как я думала, что если приду к своему идеальному весу и буду принята модельной элитой, то стану, наконец, счастливой", - рассказывает модель.

Чарли повествует о множестве кастингов, где ей регулярно говорили, что она слишком крупная для того или иного клиента или кампании - несмотря на то, что она кардинально меняла свою диету.



Один из отказов побудил ее написать пост в "Фейсбуке", который стал вирусным, изобличая индустрию и ее требования.

"Я отказываюсь ежедневно стыдиться и расстраиваться из-за того, что не соответствую вашим нелепым и недосягаемым стандартам", - написала модель.

По иронии судьбы, этот пост привлек внимание американского модельного агентства. Чарли пошла на его сайт и обнаружила, что там работают в том числе и с полными моделями.

Через несколько дней Чарли улетела на встречу с агентом и подписала контракт. Теперь она постоянно живет в США и работает моделью - хоть и относится к категории "плюс-сайз".

"Чашка бюстгальтера у меня D. У меня есть бедра. Я никогда не войду в суперхудую категорию, - говорит она. - Я подхожу только для работы в "полном сегменте".

Она поясняет, что так произошло, потому что нет никакой промежуточной категории между "полными" и "худыми".

This time last week ❤️ @obsmagazine @guardianfashion @andrewwoffinden ????

Публикация от Charli Howard (@charlihoward)



"Нет никого, кто представлял бы размеры 10-12 [российские 44-46 - прим. Би-би-си]. Нужно быть или очень крупной, или очень худой. И я одна из тех девушек, которые показывают - можно быть моделью и с таким, естественным размером. Это разрыв между двумя категориями. И все равно можно заниматься модным бизнесом. Вот о чем я говорю".

И хотя сейчас у Чарли здоровый вес, в прошлом она страдала от анорексии и булимии - заболеваний, природу которых, как признает она сама, многим сложно даже понять.

В 2016 году журналистка Джоан Бейкуэлл подверглась критике, когда предположила, что анорексия - болезнь западного мира.

"Анорексии нет там, где недостаточно еды, - заявила она в интервью Sunday Times. - Анорексии нет в лагерях Сирии. Думаю, анорексия может быть связана с нарциссизмом".

Позже Бейкуэлл извинилась, но несколько колумнистов с ней согласились, в том числе Анжела Эпштейн в Telegraph и Род Лиддл в Spectator, который заявил, что это "в первую очередь болезнь среднего класса".

Что касается Чарли, она поддерживает такую точку зрения. "Один из наиболее ранних задокументированных случаев анорексии - у одной из жен Генриха VIII. Куда уж выше классом", - говорит она, имея в виду Екатерину Арагонскую.

"У бедных такой проблемы бы не возникло, потому что у них не было доступа к еде, и они бы не стали мучить себя голодом. Так что я задаю вопрос - может ли доступность еды являться одним из факторов? Так как у меня есть доступ к еде, у меня есть и возможность и ограничивать себя в ней", - поясняет она, признавая, что это и звучит несколько парадоксально.

Главной причиной, побудившей Чарли сесть на диету, по ее словам, было общество, которое оказывало огромное давление, чтобы девушка сбросила вес.

Многие сочтут смешным сам тот факт, что Чарли принадлежит к категории моделей "плюс-сайз". Включая и самих полных моделей.

"Многие успешные "плюс-сайз" модели говорят мне - "Ты не "плюс-сайз", - и мне это неприятно. Я ищу способы объединить женщин, но не по размерам их одежды", - заявляет Говард.

"Я довольно молода для модели плюс-сайз, в основном им за 30. Для худых моделей работа заканчивается около 25 лет, 30 - если они везучие. В этом плане я чувствую, что мне повезло", - считает девушка.

Чарли говорит, что для моделей крупнее обычного - "тонны работы", особенно в США; в Великобритании - в меньшей степени.

"Этого я не понимаю, - добавляет она. - Думаю, в Британии все еще странные ассоциации и сомнения по поводу термина "плюс-сайз".



Популярность социальных сетей, особенно "Инстаграма", только выросла с тех пор, как Чарли закончила школу, и стереотипы красоты лишь укрепились.

"Я бы не смогла в такие времена быть тинейджером. Я была бы тогда в полном раздрае", - признается модель.



"Именно поэтому нам необходимо бодипозитив-движение", - уверена Говард.

мода, знаменитости, здоровье